news

Неизвестные страницы истории города

Кризис 2008: взгляд из Магнитогорска

Предвестники потрясений, хронология событий и последствия

Это случилось пять лет назад, теплой и солнечной осенью 2008 года. Еще летом казалось, что ничего не предвещает беды, а финансовые грозы гремят где то там, далеко за границей. Цены на нефть, как и на другие энергоносители, продолжают устанавливать рекорды исторических максимумов, а рубль уже настолько укрепился по отношению к основным мировым валютам, что разговоры о «тихой гавани» какой является Российская федерация, «посреди бушующего моря мирового финансового кризиса», вызывают достаточно оправданное доверие. Во всяком случае, в «тихую гавань» очень хочется верить. Тем временем экономика растет как на дрожжах, а на человека без кредитов на нужные и не очень нужные вещи, смотрят как на белую ворну.

Однако на таймере, отсчитывающем время до экономической катастрофы, стремительно таят последние мнгновения. Те самые мнгновения, что остались до полного краха былого благополучия и железобетонной уверенности в стабильном завтра.

Никто не хотел верить

Принято считать, что кризис 2008 года подкрался незаметно и предвидеть глубину экономического коллапса было невозможно. В этом утверждении присутствует доля истины, но лишь от части. Не стоит сбрасывать со счетов чисто психологический фактор: подобных резких падений в Российской экономике еще не было, западный опыт, согласно которому период экономического роста сменяется стагнацией, в отечественном сознании еще не прижился, не было поводов, а начало 90-х уже было не в счет. И с того времени экономика только набирала обороты, разгоняясь до невиданных ранее скоростей. Прямо в стену.

Сложно не согласиться с тем, что никто не видел и не предствалял полной картины реального положения дел. Здесь речь, видимо, должна идти о мнении экспертов федерального уровня, из уст которых некие тревожные прогнозы звучали еще с 19 мая 2008 года, когда прекратился рост котировок на Российских фондовых рынках. Но эспертов, говорящих на языке сложных макроэкономических терминов, никто особо не слушал. Или не хотел слушать. Не слушать и не слышать было комфортнее.

Вид из Магнитогорска

Существует расхожее мнение, что все потрясения начинаются в столицах, а в регионы приходят только последствия. Согласно этому, никаких предкризисных явлений в регионах в целом, и в Магнитогорске в частности, быть не могло. Так ли это на самом деле?

Как ни странно, первый звоночек негромко прозвенел еще в конце весны 2008 года, когда в Магнитогорске стал затухать ресторанный бизнес, ориентированный на состоятельных гостей города, а если конкретнее, то на столичных бизнесменов и иностранцев. Точнее всего на эту целевую аудиторию было заточено одно из кафе, где с начала 2008 года становилось все меньше и меньше постоянных посетителей, не забывавших при каждом визите в Магнитку посетить это заведение. Не сказать, что в круг интересов столичных гостей Магнитогорск более не входил, но интерес к городу, как к месту вложения активов уже стремительно падал. Одно из самых респектабельных мест Магнитогорска тихо закрылось в мае того года.

Если закрытие одного частного заведения с определенной натяжкой, но все же можно отнести к перипетиям из непростой жизни отечественного малого бизнеса, то как чувствовал себя в это время крупный бизнес, в частности градообразующее предприятие?

На начало 2008 года на Магнитогорский металлургический комбинат был вполне в положительном тренде с хорошо просматривающимися среднесрочными перспективами. Этот год должен был стать рекордным по объему выпуска и отгрузки готовой продукции. До конца 2008 года металлурги Магнитки планировали выдать на внутренний и внешний рынки не виданные до этого 16 миллионов тонн товарного металла. Не вышло.

Но начинался год вполне оптимистично. Так, в первом полугодии 2008 года, объемы отгрузки с ОАО ММК превышали объемы аналогичного периода 2007 года, а первый кризисный месяц — сентябрь, отметился лишь незначительным падением производства. Такой ли безоблачной была картина в первом полугодии, или некие обстоятельства все же указывали на предстоящие потрясения?

Если смотреть на валовой объем, то падения рынков для всей металлургической отрасли ничего не предвещало. Но если посмотреть на структуру распределения товарных потоков, то начиная со второго квартала 2008 года можно увидеть много интересного. Так, именно в этот самый момент начинается рост объема реализации металлопродукции на внутреннем рынке, при значительном снижении объемов по поставкам на экспорт.

Дисбаланс экспорта и внутреннего рынка вполне очевиден в виду просевших мировых цен на металлопрокат. Внутреннему рынку, как более рентабельному, отдается предпочтение. Тем временем к лету 2008 года конъюнктура на внутрироссийском рынке металлопроката складывается таким образом, что внутренний рост цен становится свершившимся фактом. В этих условиях отечественные потребители, при сохранении ранее согласованных плановых объемов закупок, уже не могут уложиться в свои годовые бюджеты. Так что падение внутреннего рынка было уже не за горами, и немалую долю в будущий спад стального рынка вносят и сами металопроизводители.

Но и металопроизводители не без греха. В июле 2008 года на правительственном совещании в Нижнем Новгороде происходит знаковое для всей отрасли событие - Владимир Путин обещает отправить на МЕЧЕЛ к Игорю Зюзину доктора. После обещанного доктора капитализация кампании МЕЧЕЛ падает на треть. По закону рынка, если просели одни, то конкуренты должны получить заслуженные и не очень, но бонусы? Но не тут то было. В той или иной степени серьезно просела капитализация всех отечественных производителей металлопродукции. А на дворе еще только заканчивался июль, но инвесторы уже крепко задумались о дальнейшей судьбе котировок металлургических активов.

И пришел Он - Кризис

С конца сентября 2008 года на предприятиях, входящих в группу кампаний ОАО ММК, поползли слухи о предстоящем введении четырехдневной рабочей недели. В октябре слухи превратились в реальность. В общей ситуации напряженного ожидания, мало кто представлял себе всю глубину предстоящих проблем. Преобладающее мнение большинства горожан сводилось к том, что кризис продлится еще месяц другой, и все вернется на круги своя. Однако реальная ситуация, словно туго сжатая пружина, раскручивалась по своей непредсказуемой траектории.

В ноябре рабочая неделя стала трехдневной, значительная часть производственных мощностей остановилась. По результатам ноября 2008 года месячный объем производства впервые за полвека упал ниже полумиллиона тонн. Падение могло быть и значительно большим, но здесь металлургов выручили поставки на экспорт. При полностью рухнувшем внутреннем рынке, внешнеторговые поставки помогли хоть как то загрузить оборудование и дать людям возможность работать.

Примерно в это же время реально замаячила перспектива массовых сокращений. По слухам, которые впоследствии были неоднократно опровергнуты, некий неназванный рабочий совершил попытку суицида из за невозможности расплатиться по кредитам. После этого по цехам пошли мастера, составлявшие списки людей, имевших непогашенные кредиты. Не исключено, что для кого то, именно наличие кредитных обязательств стало тем самым спасательным кругом.

К месту стоит сказать, что массовых сокращений на крупнейшем градообразующем предприятии так и не произошло. Рабочие остановившихся цехов из вальцовщиков и операторов превратились в строителей и были заняты на строительстве толстолистового стана 5000 горячей прокатки. Что бы ни говорили про это решение, но именно оно помогло сохранить трудовые коллективы и избежать серьезных социальных потрясений.

Тем временем, в остановленных на неопределенный срок цехах комбината заваривали двери и железнодорожные въезды. Когда на огромные производственные площадки оставалось всего несколько человек дежурного персонала, никто не мог гарантировать сохранность кабельных линий и дорогого оборудования.

Если «за речкой» комбинат все таки дымил и продолжал работать, то в городе ситуация складывалась еще более драматично. Сейчас приводятся цифры по снижению объемов строительства, которые с октября 2008 составляют по разным данным от 16 до 30%. Для Магнитогорска падение объемов строительства было намного более значительным - башенные краны замерли неподвижными истуканами над большинством городских строек.

Далее рухнул рынок недвижимости. Но здесь упавшие цены представляли из себя только пол беды. Главная проблема была в том, что с этого рынка практически полностью ушли покупатели. Таким образом, реализовать ипотечные квадратные метры даже с большим убытком для себя стало практически невозможным. При этом обязательства по ипотечной удавке никто не отменял и не снимал.

На первых этажах домов центральных улиц вывески салонов, магазинчиков, и прочих бутиков менялись на лаконичное объявление - продам. Для многих, ушедших в малый бизнес, и развивавших свое дело на заемные деньги, происходящее было самой настоящей катастрофой.

Не меньшие проблемы коснулись и инвесторов, успевших вложить немалые средства в городскую торговую и коммерческую недвижимость. После ухода большей части арендаторов, операторы торговых площадей стали нести неприемлемые убытки. Для многих ситуация осложнилась тем, что за приобретенную недвижимость еще нужно было рассчитываться и рассчитываться.

Проблеск света

Как и следовало ожидать, относительная стабилизация ситуации в Магнитогорске началась так же с градообразующего предприятия. Уже в январе 2009 года комбинату удалось выйти на минимальную достаточную рентабельность, а это стало уже знаковым событием, поводом для сдержанного оптимизма. А дальше бизнес начал потихоньку выбираться из кризисной ямы. Те, кто уцелел.

Что дальше?

«Вторая волна экономического кризиса не за горами и готова вот обрушится» - эта страшилка не теряет популярности начиная с 2010 года. При этом все названные сроки удара второй волны кризиса давно прошли, но сама страшилка не теряет своей актуальности.

Однако, для того, чтобы расставить все точки над «и», стоит посмотреть на кризис 2008 года с позиции сегодняшнего дня. Рассмотрим чисто теоретическую возможность извлечения прибыли в ходе событий пятилетней давности. И так, предположим, что на июль 2008 года у нас в наличии имеется один миллион Российских рублей. И так, в момент рекордного роста Российской валюты к дензнакам с портретом Франклина, переводим рубли в доллары. К ноябрю рубль дает осадку по отношению к доллару почти в два раза, так что наш миллион в рублевом эквиваленте удваивается. После этого, на уже без малого два миллиона приобретаем акции отечественных энергетических кампаний. К этому времени они как раз просели до исторического минимума. К середине следующего, 2009 года, стоимость этих акций вырастает примерно от 8 до 15 раз. В зависимости от выбора кампаний, перемножаем наши два миллиона на степень роста акций. Таким образом, при удачном вложении, миллион рублей превращается в миллион долларов.

Возможно ли провернуть подобное в том случае, если вторая волна кризиса из досужих домыслов превратится в суровую реальность?

Шансы на это ничтожно малы. И все дело в том, что очередной кризис, как любое другое глобальное потрясение, имеет весьма мало общего со всем тем, что было до этого. Развитие событий зачастую происходит помимо воли втянутых сторон и игроков. Или для кого то результат известен заранее?


o-mg.ru

При использовании материалов, полном или частичном копировании, наличие активной гиперссылки на сайт www.o-mg.ru не закрытой от поисковых систем обязательно


Неизвестные страницы истории города





     О сайте

Рейтинг@Mail.ru

Яндекс цитирования